Проект K стал результатом исследовательской работы художницы Елизаветы Коноваловой в рамках PhD программы SACRe. Основную часть полевого и документального исследования она проделала с 2014-го по 2017-й год совместно с искусствоведом и куратором Андреем Ерофеевым. В декабре 2018-го года во время защиты PhD в Национальной высшей школе изящных искусств в Париже проект К был показан в виде выставки и публикации.

У этого исследования никогда не было темы как таковой, был скорее объект, географическая привязанность к определенной точке, вокруг которой оно развивалось : Калининградская область.

Регион стал частью СССР в 1945 году в результате аннексии части немецкой Восточной Пруссии по окончанию Второй мировой войны. Его столица, Кёнигсберг, вскоре была переименована в Калининград. В 1947м немецкое население было полностью депортировано, и опустевшие города и деревни заново заселили переселенцы из советских республик. После распада СССР, Калининградская область оказалась отделенной от основной территории России двумя границами, став анклавом среди стран Восточной Европы.

 

Травмы послевоенного времени здесь до сих пор ощутимы и видны. Калининградская область, как перекопанное поле, демонстрирует неоднородный ландшафт, в котором сосуществуют и соединяются в причудливых гибридах руины прусской архитектуры и типичные атрибуты пост-советского пространства. Погруженная в состояние длительной неопределенности относительно своего статуса и будущего, Калининградская область и сегодня характерна повсеместной заброшенностью. Кроме географически маргинального положения, табуированные темы, которыми пронизан местный контекст (среди прочих –  намеренное уничтожение немецкого наследия и депортация коренных жителей) только усугубляли постепенное запустение территории и способствовали еще большей изоляции.

 

Сегодня Калининград радикально отличается от своего окружения и представляет внутри Европы четко очерченную аномалию. По прошествии семидесяти лет граница, произвольно пересекшая карту объединенной территории, материализовалась и закрепилась в ландшафте, обозначив другой тип отношения к территории. Парниковый эффект, возникший в результате ее изоляции от исторического контекста и замкнутости (Калининградская область до 1991 года была закрытой для въезда иностранцев, а гражданам СССР требовалось специальное разрешение на въезд), способствовал возникновению уникальной среды: пересекая границу, мы попадаем в Зону, в заповедник старой Европы, которой после разрушений войны местами не коснулась ни реставрация, ни благоустройство.

 

Вместе с Андреем Ерофеевым мы попытались понять и объяснить это явление. Погружение в местный контекст постепенно привело нас к сложносочиненному исследованию, которое частично включало в себя архивную работу, но главным образом строилось на основе знаний и материалов, которые мы собирали в ходе полевого исследования, растянувшегося на несколько лет  - путешествий, наблюдений и разговоров с людьми. Мы сфокусировались на анализе коллективных представлений о территории, дискурсов, свойственных местным жителям. В процессе работы мы определили семь основных дискурсов, которые стали впоследствии семью частями проекта. Длящийся неразрешенный конфликт между ними, отсутствие общей воли сформировали беспроектный ландшафт, в котором ключевой фигурой, одновременно реальной и метафорической, для нас стал пустырь. Пустырь вместо исторического центра Кёнигсберга в Калининграде, пустырь – как собирательный образ анклава в целом. Проект К стал продолжением этой совместной работы, формой визуализации и пластической интерпретации этого исследования.

 

K. Просто K. K – это и Кёнигсберг, и Калининград, K - всё что осталось от прежней топонимики места, фрагмент, осколок, знак. Но K – это также и инициал, подразумевающий множество возможных продолжений. В каждой из семи частей исследования K расшифровывается в новой перспективе : K как Мираж; K как Противник; K как Карьер; как Помпеи; K как Воздушный замок; как Задворки; K как Пейзаж с руиной.

 

На сегодняшний день проект реализовался в двух формах – публикации из 8ми частей и выставки. 7 из восьми частей публикации, представляют собой параллельные нарративы, собранные из изображений и слов, по большей части найденных, и восьмая – текст-комментарий. Выставка сочетает в себе художественные работы, сделанные на основе документальных материалов, и документы, показанные как таковые. Каждая из этих двух форм может восприниматься и автономно, и как дополнение — введение или, наоборот, послесловие —  по отношению к другой.

 

 

 

 

Елизавета Коновалова, 2018

 
 

© Elizaveta Konovalova 2020